Официальный сайт писателя и литературного продюсера

Если тебя что-то не устраивает, попробуй сделать лучше

Опубликовано: «Литературная Россия», №6 от 10.02.2006

Наталья Иванова — первый заместитель главного редактора журнала «Знамя», литературный критик, литературовед, доктор филологических наук. Автор нескольких сот статей о современной и классической русской литературе, многие из которых переведены на английский, французский, немецкий, японский и др. языки. Член Русского Международного Пен-центра (с 1991 г.). По указу М.С. Горбачева награждена Орденом Почета (1990 г.) Выступала в университетах США, Великобритании, Ирландии, Франции, Японии, Китая, участник международных литературных конгрессов, конференций, симпозиумов.

ivanova

– Вы вошли в литературу с монографией о Трифонове, потом писали о Фазиле Искандере. Кто сегодня ваш герой?

– За первой моей монографией («Проза Юрия Трифонова». – М., 1984) и второй («Смех простив страха, или Фазиль Искандер») стояла, конечно же, современная русская словесность в её живом движении (постоянно – в журнальных статьях, в Интернете; а среди книг назову две: «Скрытый сюжет, или Русская литература на переходе через век». – СПб., 2003, и «Невеста Букера». – М., 2005).

Кроме того, в девяностые годы мне необходим был – для глубины дыхания – эстетически абсолютно полноценный и полновесный материал, коим стали для меня поэзия, проза, да и сама биография Бориса Пастернака, чему я посвятила две новые монографии: «Борис Пастернак: участь и предназначение» (СПб., 2000) и «Пастернак и другие» (М., 2003). Ряд моих литературных «персонажей» прирастают поэтами (О.Чухонцев, И.Лиснянская, С.Кекова, Т.Кибиров и другие), прозаиками (от Э.Лимонова и А.Наймана – до М.Елизарова и В.Пелевина). Меня очень волнуют весьма непростые пересечения и изменения в сфере родной речи; – не случайно в «Знамени» появилась подобная рубрика, вести которую мы намерены весь этот год.

Массолит мне интересен как социальное явление (О.Робски, А.Маринина, Б.Акунин) во всём его разнообразии. Я не рассматриваю литературу в отрыве от телевидения, кино, театра и прочего: наоборот, мне культурологически «видна» кристаллическая решётка их пересечений (не случайно разные «искусства» поместились в моём критическом дневнике «Невеста Букера», имеющем амбивалентный подзаголовок: «Критический уровень»).

– Вас устраивает современный литературно-премиальный процесс?

– Нет, не устраивает; именно поэтому я в меру своих скромных сил, а порою выбиваясь из них, стараюсь его как-то скорректировать. Скажем, определённый замысел у меня реализован в проекте премии Ивана Петровича Белкина – за лучшую повесть года на русском языке; это мой «ответ» весьма разноречивой букериаде. В этом году премия Белкина взяла относительный тайм-аут, но её «ответвление», премию «Станционный смотритель», за свою разнообразную просветительскую радиодеятельность получил шеф-редактор и ведущий радио «Культура» поэт Тимур Кибиров.

Чтобы быть правильно понятой: правило у меня такое – если тебя что-то не устраивает, попробуй сделать лучше.

– У журнала «Знамя» есть перспективы? Поддерживает ли кто-либо издание финансово?

– У журнала «Знамя», как и вообще у «толстых» литературных журналов, перспективы хорошие, если иметь в виду содержание. Тексты. Потому что мы – единственные, кто рассматривает цикл стихотворений (или даже – одно), рассказ или эссе как материал к публикации. В этом смысле книгоиздание для нас – не конкурент. Неприятно читать весьма оскорбительные и недальновидные заметки об «усталости» русских литературных журналов. Это – и сегодня уникальный литературный ракурс; и если проследить по авторам и публикациям – развивающийся, прирастающий, энергичный и богатый; ведь на «выходе» – очень талантливые, яркие тексты, что признают и наши оппоненты. Более того: именно журналы «видят» литературное поле целиком, в контексте культуры.

В этом году журналу «Знамя» исполняется 75 лет – это серьёзная дата, и отмечать её мы будем в течение всего года: поездками авторов (и сотрудников) по России, в ближайших планах Пермь и Казань. Хотелось бы встретиться с читателями в разных регионах России; поездками в ближнее зарубежье (опять-таки в ближайших планах – Минск и Алма-Ата), в разные страны, где живут наши авторы и читатели, от Финляндии до Индии.

Финансово нас никто не поддерживает, кроме весьма скромных (обычных для всех) дотаций на бумагу от Федерального агентства печати и одноразовой помощи «на юбилей» от РАО ЕЭС. Но сети свои мы неустанно раскидываем – меценаты, спонсоры, ау! (В ответ – «увы»…) Отличная поддержка – совместные поездки (и работа с молодыми в Липках) с фондом С.А. Филатова.

– Какие новые имена открыл журнал в 2005 году?

– Новые для «Знамени» имена 2005 года – это прозаики Михаил Голубков, Сергей Игнатов, Виктория Никифорова, Наталья Червинская, Маргарита Хмелин; особо отмечу интереснейшую, жгучую, ранящую «чеченскую» повесть («осколочную») – Германа Садулаева «Одна ласточка ещё не делает весны» (№ 12). Автор живёт в Петербурге, по профессии (кроме литературной) адвокат. Кстати, в последнем за 2005 год номере «Континента» тоже есть его проза, замеченная коллегами. Среди поэтов – Ербол Жумагулов, Дмитрий Мельников, Катерина Файн. Все трое – своеобычны, индивидуально-ярки; я хотела бы процитировать Дмитрия Мельникова, стихотворение из его цикла «Родная речь»:

Окроплённые кровью, музы стыдливо молчат,
только славе кровь намывает до блеска бока –
если хочешь, плыви, заколотый, как Марат,
в ванне из белого мрамора – через века.
Беспризорные музы отрешённо и страшно молчат,
их вожатые умерли, а новые не рождены,
«Как помочиться без рук?» – спрашивает солдат.
«Делай в штаны, обрубок», – отвечает идол войны.
И калеке уже не до славы. Он уже не безусый юнец,
и в его глазах – пасмурный блеск свинца,
обаяние смерти в том, что это всё же конец
смерти, голода, жажды, но его лишили конца.
И небесное воинство выражает лёгкую грусть
по поводу наших побед на фоне людских потерь.
Только разве при них иначе строилась Русь?
Так же – ценою крови, на сваях людских костей.
Отрешается от народа оборчатый Китеж-град
древний, церковный – нужен ли он теперь
кому-нибудь, кроме калек? –
ведь меч двуострый поднят,
и ещё далеко до мира, далеко до мира, поверь.

Что касается философской публицистики, то обращу внимание на нового для «Знамени» автора, псковича Эдуарда Зибницкого («Наследие славянофилов и современная Россия» – № 10).

А ещё «новые» – Виктория Волченко, Валентин Дронов (проза), Аркадий Попов (публицистика), Александр Загрибельный (рубрика «Литературный пейзаж»)…

– Что у вас в чернильнице?

– Много замыслов, и все – в ней! Осталось только написать.

И тем не менее конкретно: постоянная «колонка» о литературной (и не только) жизни в Интернете (polit.ru), дискуссионные заметки для «Знамени», плюс одна монография (боюсь сглазить), плюс кое-что в других жанрах, включая ТВ. И – организация тире участие в двух как минимум конференциях, которые «Знамя» проведёт в 2006 году совместно с фондом М.С. Горбачёва: одна – общественно-политическая, посвящённая полувековому юбилею ХХ съезда, и другая – литературе «после гласности» при «свободе слова» (20 лет обновлённому – с 1986 года, с прихода Г.Я. Бакланова – «Знамени»).

– Можно ли литературному критику заниматься политикой?

– И можно, и нужно. За несколько «нулевых» лет я сделала уже два общественно-политических проекта: «Защита будущего: Кавказ в поисках мира» (вместе с ОБСЕ – книга вышла одновременно на русском, английском и немецком) и «Либерализм и литература» (фонд «Либеральная миссия»; а книгу выпустило «Новое издательство»). В первом – я собрала для участия 25 авторов со всего Кавказа; во втором – около сорока действующих писателей и публицистов России. Это было очень нелегко делать, но важно: иначе потом спросят (в том числе и наши дети), а чтой-то вы молчали?..

То есть: наше дело – это открытое слово, вот что для нас – участие в политике. Влияние на умы. А то – всё отдадим ТВ.

– Отношения журнала «Знамя» с молодой литературной провинцией? Много ли новых авторов приходят к вам через «самотёк»?

– С молодой провинцией? Ездим, встречаемся, читаем, отбираем, выступаем… В прошлом году мне запомнилась поездка в Курск, встречи со студентами и прекрасно образованными, думающими молодыми преподавателями Курского государственного университета. Я ездила в Курск вместе с Максимом Амелиным, курянином по рождению, – его принимали с восторгом. Но есть и грустные вещи: под Курском, неподалеку от любовно возрождаемой церковью Коренной Пустыни, совершенное запустение на месте знаменитой фетовской Воробьёвки. А красота неописуемая, парк и пруды в сохранности, надо только всё прочистить-проредить; более того – дом Фета в сохранности! И «гений места» взывает к нашей общей помощи. Кстати: уже вышел в свет 2-й том Полного собрания сочинений Фета тиражом… 600 экземпляров. Так и хочется кликнуть клич: не дадим засохнуть нашей культуре…

Что касается самотёка: поступает очень много рукописей, но из них лишь малый процент выдерживает наш конкурс. Всё-таки мы очень придирчиво относимся к отбору. Семь раз примерим. Несколько человек читают и обсуждают. Так что без обид, если говорим «не подходит». И всегда – ждём: вот откроется дверь, и войдёт… молодой Достоевский.

Беседу вёл Александр ГРИЦЕНКО.

Оригинал публикации на сайте издания: litrossia.ru
Поделиться прочитанным в социальных сетях: