Официальный сайт писателя и литературного продюсера

Милостыня миллионерам

Опубликовано: Газета «Взгляд» от 14 сентября 2008

Диалог в кинотеатре. Гранты для кинопроизводства: Отобрать деньги у бедных и отдать богатым?!

Министерство культуры предложило изменить систему финансирования российской киноиндустрии, если эта инициатива найдет поддержку, то деньги из госбюджета станут давать не на отдельные интересные проекты, а только определенным продюсерским компаниям, которые успели зарекомендовать себя в коммерческом плане. Естественно реализации каких-то идей от них потребуют. Но однозначно – эти компании новых людей к деньгам не допустят.

kinoteatr

Александр Гриценко: Если дальше все пойдет так, то грант под авторское кино получить будет намного сложнее. А о режиссерском дебюте можно забыть вообще, ведь финансы из бюджета получат только крупные продюсерские компании. Какие — пока мы не знаем. Но вдумайся – эти компании заработали в последние несколько лет миллионы и миллионы долларов. То есть они занимались коммерческим кино и никак уж не авторским, которое в России не делает сборов вообще. Вряд ли эти компании заинтересуют интеллектуальные эксперименты режиссеров-дебютантов.

Дмитрий Куклачев: По природе я человек добрый и оптимист. Я не из тех, кто кричит: «Снова эти чиновники хотят нас обворовать! И каждый новый закон для этого!» Еще в древнем мире считалось, что люди делятся на две категории: черная и белая кость. Прежде всего, чиновники так делятся, а не просто люди… «Черная кость» — думает только о личной выгоде. «Белая кость» — думает, прежде всего, о государстве, а потом о выгоде. И так было при Петре I, при Екатерине II, при советской власти. Я считаю — и в наше время ничего не изменилось.

Александр Гриценко: То есть ты полагаешь, что иногда появляются и нужные законы?

Дмитрий Куклачев: Чаще всего. Просто потом на практике – они не всегда действуют.

Александр Гриценко: На бумаге одно – на деле другое. Это у тебя «белая» или «черная» кость так работает?

Дмитрий Куклачев: Просто я прекрасно понимаю, почему министерство культуры предложило все поменять: государственные деньги уходят в пустоту. Можно по пальцам пересчитать хорошие фильмы, которые сняли за гранты. Особенно это касается авторского и документального кино. Почти все, на что давали деньги, лежит где-то в подвалах, оно никому не нужно, потому что оно плохого качества.

Александр Гриценко: Есть и такое. Но по твоему – не нужно и пытаться снимать авторское кино? А какие шансы оставляет эта реформа молодым режиссерам?

Дмитрий Куклачев: Что касается авторского кино и дебюта, то, наверно, и крупные продюсерские компании дадут кому-то шанс…

Александр Гриценко: Вот тут я сомневаюсь. Ну, или чтобы такой шанс получить нужно будет проявить чудеса ловкости. Если сейчас получить грант молодому режиссеру очень сложно. Знаем, получали. То когда деньги станут распределять продюсеры – это будет невозможно. Они вряд ли поверят в «потенциально талантливого», потому что они бизнесмены, которые вкладывать деньги будут наверняка.

Дмитрий Куклачев: Тут палка о двух концах: либо плодить мусор и тратить на это миллионы, либо отдать все на откуп профессионалам.

Александр Гриценко: Хорошо. Попробуем подойти с другой стороны. Вот ты говоришь – получают гранты, а потом снимают плохие фильмы. Но это не потому что дают кому попало, скорее наоборот… Новый афоризм о кино слышал? Не своруют – не снимут.

Дмитрий Куклачев: Я, конечно же, слышал и сталкивался.

Александр Гриценко: Пару недель назад встретился с некими людьми, которые из другого бизнеса хотят перейти в кинобизнес. Точнее они уже даже что-то снимают, получили от телеканалов какие-то бюджеты… И вот они мне нахваливали своего директора. Он у них работает на всех проектах одновременно. Они много наговорили того, что выдавало в них дилетантов. Но, между прочим, сказали, что их директор не ворует. Разве что на представительских расходах. И как ты думаешь, что я им ответил?

Дмитрий Куклачев: Ты удивился наверно очень. Директоров я много повидал, и все они к несчастью находили способы воровать. Вообще это главная проблема.

Александр Гриценко: Фамилии естественно, называть не будем. Но и я не встретил ни одного порядочного директора. А некий директор кинокартин — рос, как говорится на моих глазах, из полунищего выпускника, правда, приличного вуза, в обладателя элитной квартиры, шикарного загородного дома и дорогого авто. И когда мои новые знакомые сказали, что их директор не ворует, я просто на рефлексе ляпнул: «Тогда вы ничего не снимете».

Дмитрий Куклачев: Почему?

Александр Гриценко: Вот они тоже самое спросили… Потому что это придумал не я, так говорят все – продюсеры, режиссеры, актеры. К этому привыкли. Это укоренившееся правило: не своруют – не снимут.

Дмитрий Куклачев: А своруют – снимут хорошо?

Александр Гриценко: Не всегда. Но, по крайней мере, хоть что-то снимут. Вообще все понимают, что в основном в нашем кино осваивают бюджеты, а не создают произведение искусства или хотя бы качественный продукт. Например, как тебе такая схема: режиссер очень хочет снять картину, он действует правдами и неправдами – договаривается, интригует, лукавит. Грант он получает… Что-то нужно отдать человеку, с которым он договаривался в минкультуре, что-то продюсерам за то, что они помогали ему. Итого из миллиона долларов данного ему на дебют – остается 200 000. Для того чтобы снять хороший полнометражный фильм за эту сумму — должен быть гениальный сценарий, гениальная режиссура, но и в этом случае нищету на экране замаскировать будет невозможно. Как сказала однажды Фаина Раневская о какой-то своей работе в кино: «Деньги съедены, а позор остался». Или вот другая схема – продюсерская группа получает грант, делит его, а снимает на деньги за продакт-плейсмент. То есть за скрытую рекламу. Сколько собрали – за столько и сняли.

Дмитрий Куклачев: Это я все знаю. Вот тут наверно и нужно рубить. Наши кинодеятели зарабатывают на бюджете — все остальное их не касается. И что там будет с фильмом, который они снимут, какие он сделает сборы, — это не их проблемы. Как-то это нужно менять…

Александр Гриценко: Но уж точно нашу киноиндустрию не вылечить, сократив грантополучателей. Скорее всего, из этого получится междусобойчик. И мы вообще утонем. Ну, дадут они гранты четырем компаниям. Как обычно деньги эти осядут в чьих-то карманах, что-то снимут за продакт-плейсемент. Для галочки. И спокойно эти компании потом станут осуществлять свои коммерческие планы. И нужны им эти все молодые режиссеры, арт-хаусы, эксперименты. Я вижу это так. Но это мнение человека, который занимается кино – продюсирует, пишет сценарии, получает гранты. Говорю — открыто, потому что я их не боюсь.

Дмитрий Куклачев: Ну и еще, потому что ты не называешь имена и фамилии.

Александр Гриценко: Я считаю все понятно и без фамилий.

Дмитрий Куклачев: Изменить существующую систему нужно. Но как?

Александр Гриценко: Господдержка необходима тем, кто не имеет средств. Нам ведь нужны новые режиссеры, продюсеры? Великие старики уходят. Кто останется? Изменить систему можно и нужно. Конечно, вот так нахрапом всего не решить. Но вот, к примеру, хорошо бы изменить отношения государства и грантополучателей. Государство до сих пор просто давало гранты и не просило сборы. То есть вообще не просило ничего взамен. А нужно просить. Нужно требовать сборы. А для того, чтобы они были — нужно не только давать деньги на производство, но и помогать продвигать готовый продукт на рынке. Вот это может быть первым шагом. И таких нужно сделать тысячи. Ведь нам еще выбираться и выбираться из ямы, которую мы сами для себя вырыли!

Диалог вели
Александр ГРИЦЕНКО,
Дмитрий КУКЛАЧЕВ.

Оригинал публикации на сайте издания: vz.ru
Поделиться прочитанным в социальных сетях: