Официальный сайт писателя и литературного продюсера

О стройных балеринах и о наивной интонации

Опубликовано: «Литературная Россия», №15 от 15.04.2005

Балет «Светлый ручей» показали в Большом театре 31-й раз. Сейчас самое время вспомнить и комплименты, и потоки ругани, которые обрушились на хореографа Ратманского и художника Мессерера в год премьеры.

Балет обзывали клубной самодеятельностью, ругали за отсутствие драматургического смысла, логики повествования, а обозреватель Лейла Гучмазова (Время МН, 19 апреля 2003 года) на всю Москву заявила, что доярке остаётся доить только «то самое», если корову изображают два кубанца. Кстати, я сам видел, как корова взбрыкивала и распадалась на составные части, едва девушка дотрагивалась до «вымени»…

Балет Светлый ручей

В год премьеры (2003) зрители шли на балет охотно, яблоку негде было упасть в зале. Люди смеялись громко и искренне. Так хохотали только во время просмотра ранних советских комедий («Весёлые ребята», «Волга-Волга», «Кубанские казаки»). Но всему есть предел, и от смешного хореографического шоу (иначе не назовешь) зрители устали, теперь обывателей интересует (цитирую руководителей Большого) «мировая премьера» — опера Леонида Десятникова «Дети Розенталя». Поэтому на «Ручей» можно достать билет даже по студенческому документу: за полчаса до спектакля заплати в кассу 20 рублей и смотри себе на прекрасных пастушек с третьего этажа из бинокля.

Лично я побывал на «Ручье» три раза. Первый — с очаровательной девушкой — театральным критиком. Она всё время хмурила лобик и что-то черкала в блокноте, потом написала разгромную рецензию. Говорила она об увиденном мало. Помню, несколько раз повторила:

— Гадость.

Второй раз попал на балет случайно — один. В зале оказался задолго до начала, было время посмотреть по сторонам. Как назло в партере тогда сидели только «гости с юга», не знаю почему, возможно, приехала какая-нибудь делегация из республики СНГ. А так как физиономист из меня неважный — по лицу не могу определить ни характер, ни темперамент, ни национальность, поэтому, вспомнив о «Норд-осте», я ушёл в антракте. Однако никогда не забуду, как в течение первого действия «гости» вздыхали и одобрительно цокали языками, а когда у балерин-колхозниц задирались юбки — аплодировали.

В третий раз я пошёл на «Светлый ручей» со своим другом латышом Яном из московской «мажорной» тусовки. Это было совсем недавно, мне хотелось снова посмотреть балет перед тем, как написать колонку в газету.

Друг мой оказался человеком сложным. Он постоянно мне шептал на ухо:

— Какие стройные! Какие стройные!

Я спросил у него:

— Ты ведь каждую неделю в театр ходишь. Ещё не насмотрелся?

— Да я обычно девчонок провинциальных сюда вожу, чтобы удивить. С девушкой сидишь в предвкушении… Думаешь — сейчас домой ко мне пойдём, туда-сюда… Поэтому не до балерин.

До этого раза я никогда не был с ним в театре, поэтому только тогда понял, для чего он ходит на спектакли. (Кстати, друг мой человек далеко не глупый, заканчивает аспирантуру МГИМО.)

Лично я в третий раз на балете засыпал — видимо шоу Ратманского для одноразового просмотра. Конечно, забавно. Особенно радует, что постановщики не смеются над немодными в наше время героями — пастухами, доярками, хлеборобами. Если бы они пошли по пути насмешек, то непременно бы скатились в банальность, «пелевенщину» и даже — не дай Бог! — в «сорокинщину». А так всё нормально, обыкновенный водевиль. Собственно говоря, Шостакович и Лопухов в далёком 35-м сделали то же самое. За что и поплатились — как известно, балет запретили. Статья в «Правде» — «Балетная фальшь» на долгие годы похоронила «Светлый ручей».

Главное достижение спектакля — это интонация, наивная и прелестная. История женщины-затейницы, которая решила проучить изменника мужа, переодевание, неузнавание — всё это стало классикой ещё в средние века, но зрителю такие избитые коллизии не надоели. Люди хотят отвлечься от постылой жизни и окунуться в сказку, лёгкую, незатейливую. Всё это есть в балете «Светлый ручей». Сходите в Большой театр, не пожалеете. Жаль только, что в апрельском репертуаре спектакль не значится, придётся ждать до мая.

Александр ГРИЦЕНКО.

Оригинал публикации на сайте издания: litrossia.ru
Поделиться прочитанным в социальных сетях: